«Если старшеклассник не знает, где Баб-эль-Мандебский пролив, — это не страшно»

В сентябре в Реутове открылась Математическая гимназия Касперского. Это бесплатная школа для талантливых детей, в которой лекции читают молодые профессионалы IT, а на уроках физики и математики нет домашних заданий. О том, как создавали гимназию и как она работает сейчас, Антону Качулину рассказал советник генерального директора по образовательным проектам «Лаборатории Касперского» Вениамин Гинодман.

В 1980 году я окончил педагогический институт, потом десять лет преподавал русский язык и литературу. В 90-е годы ушёл в журналистику. Работал выпускающим редактором «Эха Москвы», шеф-редактором журналов «Профиль» и «Однако». В конце 90-х снова ушёл в образование — стал директором частной школы. А в 2008 году я познакомился с Евгением Касперским, и через три года возглавил управление образовательных программ в «Лаборатории Касперского».

Вениамин Гинодман

Как родилась идея гимназии

Касперский давно был одержим мыслью открыть гимназию. Он сам воспитанник физико-математической школы № 18 (сейчас это СУНЦ при МГУ). Ему этот интернат очень нравился — и он всегда мечтал построить что-то подобное. Знаете, есть такая наука на Западе — планирование семьи: в какой-то момент супруги решают, что с карьерой у них всё нормально и пора обзаводиться детьми. А в России это обычно происходит по-другому — не рассудочно, а по велению сердца. Со школой у нас вышло именно так. Касперский в какой-то момент просто взял и сказал: «Давайте, наконец, сделаем».

Математическая гимназия Касперского

Мы начали, и стало получаться. Неудивительно: ведь мы знали, чего именно хотим. Идеал для нас — когда школа даёт знания и умения, которые ученикам действительно пригодятся. Навыки, которые помогут выпускнику эффективно отучиться и найти достойную работу. Именно на это, например, направлена финская система образования, о которой много говорят.

А если старшеклассник не будет знать, где находится Баб-эль-Мандебский пролив, ничего страшного не случится. Сейчас это один клик мышью. Хорошая школа — это та школа, в которой создаётся атмосфера творчества. И где помимо специализации (в нашем случае математики, физики, информатики) формируется некий общекультурный уровень.

Баб-эль-Мандебский пролив к культурному уровню вообще никакого отношения не имеет

Я считаю, что в хорошей школе всем — ученикам, учителям, администраторам — хорошо, комфортно и спокойно. Здесь никто не выскочит из-за угла, не обругает, не схватит за шиворот. Здесь люди друг друга уважают. Мы не пытались создать школу, где из учеников будут насильно делать гениев. Мне кажется, что учёба в таких заведениях часто приводит к психологическим травмам. К тому же главная заповедь, которую внушают там старшеклассникам начиная со среднего звена, — успех любой ценой и «всё дозволено». Не знаю, нужно ли это потрясающее образование такой ценой. На мой взгляд, нет. И мы у себя этого делать не будем.

Где находится гимназия и сколько там учеников

Сейчас гимназия Касперского работает на базе школы № 10 в подмосковном Реутове. Через год или полтора мы переедем в новый корпус. Мы по-прежнему будем частью этой государственной школы, просто нам выделят отдельную часть нового здания, некий анклав. А рядом мы построим общежитие на 125 мест. Наша главная цель — создать школу-интернат для талантливых детей со всей России.

Будущее здание, в которое переедет гимназия Касперского

Отбор в гимназию жёсткий, но поучаствовать в нём может каждый. Первая стадия — это онлайн-тестирование от Московского центра качества образования. Люди регистрируются, получают личный номер, личный кабинет, решают тесты по математике и физике. Потом абитуриенты присылают нам портфолио, включают в него все свои достижения — грамоты, сертификаты, дипломы. Мы учитываем даже то, что не связано напрямую с математикой и физикой. Например, если человек окончил школу игры на гитаре — это приветствуется: мы считаем, что это о нём позитивно говорит. На будущий год мы сделаем и третий отборочный этап — личное собеседование.

Пока что мы набрали в гимназию 16 человек. Получился один 10 класс — 10 «К» (букву выбрали сами ученики). На будущий год он превратится в 11-й, а мы наберём ещё два 10-х класса. Через два года у нас будет уже четыре класса — два 10-х и два 11-х. В общем, мы планируем расширяться.

Урок в гимназии Касперского

Кто ведёт уроки и задают ли домашние задания

В Москве и в Петербурге много хороших физико-математических школ. Нужно было придумать что-то уникальное, из-за чего дети пойдут к нам, а не к другим. Наша фишка — это специализированные предметы (кибербезопасность, основы криптографии и так далее), которые читают практикующие эксперты. А экспертов мы не искали. Всё получилось благодаря силе слова. В «Лаборатории Касперского» есть внутрикорпоративная стенгазета Lab Top. Я туда написал статью о том, что гимназии нужны добровольцы. Пришла целая туча добровольцев. Хоть они и заняты на работе, теперь раз в неделю (или две) они преподают детям. И я задействовал далеко не всех — какая-то часть припасена на потом.

Некоторые сотрудники «Лаборатории Касперского» специально приезжают и проводят занятия даже по субботам. Добровольно и без всякого воздаяния

За каждый курс, который читает эксперт, ученики получат сертификат или диплом. К концу 11 класса ребята соберут небольшую библиотеку из таких дипломов. Под каждым мы подпишемся, и не только в переносном смысле: там будет факсимильная подпись Касперского. И мы с радостью подтвердим подлинность сертификата, если кто-то попросит у нас рекомендацию.

Все дополнительные предметы мы даём не в ущерб школьной программе. Наоборот: в нашей гимназии математика и физика преподаются в большем объёме, чем положено. Вместо пяти занятий по математике в неделю мы проводим девять. Вместо трёх уроков физики — пять. Но и это ещё не всё. На занятия к учителю приходит не весь класс, а группа из 8-10 человек. И поэтому у него есть возможность за 45 минут урока дать им всё что нужно.

За счёт этого почти пропадает необходимость в домашнем задании. Работа на дом нужна тогда, когда в класс каждый день приходит 35 человек, когда бестолково организован опрос, когда двух человек спрашивают у доски и кого-то одного с места. Тогда домашнее задание и гора тетрадей остаются единственным способом проверки знаний. Когда учитель может посмотреть каждому ученику в глаза, с каждым побеседовать — это просто не нужно.

Кабинет физики

Как школьников знакомят с профессиями

Каждый эксперт на своём занятии рассказывает ученикам о своей профессии. Чем он занимается каждый день, где этому учат. Школьники задают вопросы — порой весьма приземлённые, но необходимые: насколько востребовано, какая зарплата. Всё это важно знать, ведь мы не в Диснейленде живём. Это и есть реальная профориентация.

Многие эксперты гимназии — это если не вчерашние, то позавчерашние студенты. Школьники видят перед собой молодого человека, который работает в крупной международной компании, путешествует по всему миру как востребованный специалист. Который въехал в собственную квартиру прямо из студенческого общежития. Всё это не может не производить впечатление на десятиклассников.

Одно дело — говорить о профессии. Другое дело — на личном примере показывать, как это — быть востребованным профессионалом

Со второго семестра наши эксперты будут не только проводить занятия и читать лекции. Каждый выберет себе пару детей и станет их наставником. Дети будут выполнять задания под их присмотром, а потом придут в «Лабораторию Касперского» на практику. Будут трудиться в том же отделе, где работает их наставник. И эта практика сыграет огромную роль в их жизни. Ведь многие наши эксперты очень многое добрали самообразованием и практикой, хоть и окончили хорошие вузы.

Университеты просто-напросто не справляются с подготовкой IT-специалистов в нужном качестве и количестве. Это системная проблема образования в России. И настолько серьёзная, что примерно три года назад IT-сообщество («Яндекс», Mail.ru, Acronis и другие) всерьёз планировало создать с нуля свой университет информационных технологий. У нас сейчас много прекрасных школ, которые действуют с прицелом на будущее. Например, математические лицеи Москвы и Петербурга, СУНЦ Новосибирска. Но тормозит не средняя школа. Тормозит стадия высшей школы. Уровень университета.

Возможно, это связано с тем, как быстро развивается мир в последнее время. 10 лет назад мне впервые показали iPhone. Настоящий компьютер в корпусе телефона. В это было трудно поверить. Сейчас у меня в руках iPhone 7 (и я уже не говорю о том, что него масса конкурентов). Появился целый новый мир. И мы не знаем, как изменятся современные профессии и что будет через 10 лет. Поэтому нам положено не гадать, а трудиться. Нехитрая жизненная стратегия. Проснувшись утром, надо брать в руки мотыгу. Рыхлить огород в надежде на то, что в нём вырастет капуста и картошка. А не белена с чертополохом.

Источник: mel.fm

Жми «Нравится» и получай только лучшие посты в Facebook ↓

Загрузка...
«Если старшеклассник не знает, где Баб-эль-Мандебский пролив, — это не страшно»