Военная история — Танковый рейд

Весной 1945 года американская контрразведка допрашивала взятого в плен в районе Рура немецкого майора Рудольфа Халле. В ходе допроса пленный поведал о том, что летом 1941 года, когда он воевал на Восточном фронте и принимал участие в захвате Минска, его роту вместе с боевой техникой почти полностью уничтожил неожиданно появившийся на улицах оккупированного Минска одинокий советский танк Т-28… Офицер-оккупант едва в живых остался!

Эти показания Рудольфа Халле американское командование, невзирая на начинающиеся трения между союзниками, посчитало нужным предоставить командованию Красной Армии, которая в то время уже штурмовала Берлин…

А дело было так:

Опытный механик-водитель танка старший сержант Дмитрий Малько встретил войну, проходя службу в танковой бригаде на Западном фронте.

Фото. Старший сержант Малько с женой Раисой за несколько дней до начала войны.

Бригада на начало боевых действий только формировалась и не имела достаточного количества ни личного состава, ни бронетехники. Неполным составом воевать, при дефиците боеприпасов и невозможности эвакуировать раненых – только нести массовые безвозвратные потери. И командование приняло решение: расформировать бригаду, а личному составу, взорвав оставшиеся танки, следовать к месту сбора отступающих частей в город Могилев.

Дмитрий Малько упрашивает командиров дать ему разрешение на ремонт двигателя единственного оставшегося в бригаде танка Т-28, после чего присоединяется к отступающей колоне, замыкая ее…

Фото. Т-28: Боевая масса – 25.4 т. Экипаж – 6 чел. Бронирование – 10-30 мм. Вооружение: 1×76,2-мм КТ-28, 4×7,62-мм пулемёта ДТ. Мощность двигателя – 500 л.с. Скорость по шоссе – 42 км/ч. На начало войны в составе РККА – 503 таких танка.

3 июля под Березино сводная колонна отступающих частей, в которой следовал и танк Т-28 Дмитрия Малько, попадает под налет авиации противника. Танк был немного поврежден, и Малько вновь упросил начальство не взрывать и не бросать машину. Но ждать его бойцы не могли: все уцелевшие при налете двинулись пешим порядком дальше, а Дмитрий Малько на сутки задержался, в одиночку ремонтируя танк.

В это время к месту ремонта танка вышли из леса отбившиеся от своих подразделений танкист майор Васечкин и четверо курсантов-артиллеристов. Они и составили экипаж восстановленного танка.

Кажется, именно майору Васечкину и принадлежала идея – не просто отступать, а «навестить» по пути захваченный немцами Минск. И насолить врагу как следует!

Пополнив боекомплект на одном из оставленных при отступлении Красной Армии складов, танк по опустевшей, разбитой дороге на максимальной скорости пошел к окраинам Минска…

Появление на улицах оккупированного города советского танка поначалу никого не удивило — захватчики попросту приняли его за трофейный. Мало ли танков, оставшихся подбитыми на полях сражений, немцы в первые дни войны подбирали, ремонтировали, ставили в строй своих подразделений и даже отправляли в Берлин – на специально организованную выставку трофейной военной техники. Ни один патруль оккупантов не обратил внимание на то, что красные звёзды на броне – не закрашены, как это принято было делать у трофейной техники!

Командир танка майор Васечкин принял решение не отвлекаться на одиночные цели по пути следования танка и не выдавать раньше времени свои замыслы. Единственный, кому не повезло на этом этапе, так это немецкому связисту на велосипеде, который залихватски пытался обогнать на повороте танк, выкрикивая шутливые оскорбления в его адрес и эмоционально размахивая при этом руками. Малько резким маневром влево сбил шутника и тут же смял его гусеницами… Но и это не привлекло внимания патрулей: в конце концов, солдат на велосипеде сам нарушил правила дорожного движения!

Таким образом, танк доехал до здания ликеро-водочного завода на окраине города. У заводских ворот немцы грузили в машины бочки со спиртом: склад готовой продукции и полуфабрикатов на заводе почему-то не был ни вывезен, ни взорван. Солдаты-грузчики, видимо, успели угоститься даровой выпивкой, и на появления на улице танка попросту не обратили внимания.

Открыв огонь из башенного орудия и пулеметов, экипаж Малькова и Васечкина уничтожил два немецких грузовика, бронетранспортер Hanomag, приданный в виде охраны, и до 30 человек личного состава противника.

Без ощутимого сопротивления танк Т-28 въехал на улицы города, преодолев реку Свислочь по мосту. Здесь в районе городского рынка была обнаружена колонна немецких мотоциклистов — как раз из роты упомянутого в самом начале Рудольфа Халле. Танкисты не стали тратить пушечные снаряды: танк буквально врезался в колонну. И задавил почти 40 мотоциклов за считанные минуты! Бросившихся наутек фашистов расстреливали из пулемета…

Фото. Это противотанковое орудие раздавило танк.

После разгрома роты Халле танк на полном ходу выскочил на улицу Советская, где открыл огонь по группе немецкой пехоты, столпившейся у театра. На улице Пролетарской, которая была в это время забита живой силой и техникой противника, советский танк на полном ходу въехал в эту гущу, давя немцев гусеницами и расстреливая их из башенного орудия и всех пулеметов. Под гусеницы попали множество грузовиков с боеприпасами и оружием, цистерны с топливом, полевые кухни. А солдат – тех вообще не сосчитать… Через несколько минут это место превратилось в настоящий ад с рвущимися снарядами и горящим бензином.

Фото. Таким увидел героический Т-28 современный художник.

Ведя шквальный огонь из всех видов оружия, Т-28 доехал, до городского парка, и только здесь встретил не паникующую при виде бронированного монстра мотопехоту, а серьезного противника: расчет 37-миллиметровой бронебойной пушки первым справился с паникой и попытался организовать сопротивление. Лобовая броня Т-28 выдержала попадание выпущенного немецким орудием снаряда. Ответный выстрел уничтожил пушку вместе со всем расчетом.

Майор Васечкин, понимая, что паника немцев пошла на убыль, принимает решение прорываться к Московскому проспекту — с целью покинуть город. Но в районе старого городского кладбища танк попал под фланговый огонь батареи зенитных орудий калибра 88 миллиметров. Снаряд, выпущенный 88-миллиметровым немецким орудием, в то время не могла выдержать броня ни одного известного в мире танка. Здесь немцам удалось подбить Т-28 – через бортовую, более тонкую броню.

Водитель Дмитрий Малько выбросился на дорогу через люк для механика-водителя в передней части корпуса, в дыму отполз к ограде дома и спрятался. Позже ему помогли скрыться от гестаповцев местные жители. Майор Васечкин уходил через командирский люк. Ему не удалось скрыться и наладить связь с подпольщиками: он погиб в уличном бою, отстреливаясь из своего ТТ до последнего патрона. Курсант Николай Педан контуженным попал в плен. Лишь через четыре года его вызволила из концлагеря наступающая Красная Армия. Курсант Федор Наумов тоже был спрятан местными подпольщиками, сражался в партизанском отряде, в 1943 году, после ранения был эвакуирован на большую землю.

К старшему сержанту Дмитрию Малько судьба была более чем благосклонна. Подпольщики вывели его из оккупированного Минска, отважный танкист пешком перешел линию фронта и продолжал воевать дальше. В 1944 году судьба вновь привела его новый, четвертый уже за войну, танк на улицы Минска – когда город штурмовали для освобождения. Каково же было удивление героя, когда он увидел свой Т-28 уцелевшим – на том самом месте, где его подбили. Немцы не смоли эвакуировать машину после того, как у нее взорвался боезапас, и танк так и простоял на улице всю войну, как памятник героизму советских танкистов.

Фото. Подбитый советский танк Т-28 на окраине Минска.

После войны Дмитрий Малько приступил к розыску членов героического экипажа. В 1964 году оставшиеся в живых Малько, Педан и Наумов встретились. От Наумова Малько узнал о том, что местная жительница Любовь Киреева похоронила погибших майора Васечкина и курсанта Александра Рачицкого. Третий погибший – курсант по имени Сергей (фамилия неизвестна) погиб еще в танке, и его похоронили немцы (место захоронения так же неизвестно, вероятнее всего – братская могила жертв гестапо в городе).

Фото. Схема рейда Т-28 по оккупированному Минску.

Увы, мы не можем в буквальном смысле вспомнить всех героев поименно: сводный экипаж звал друг друга по воинским званиям – «товарищ майор, товарищ курсант»…

Вот все, что удалось установить по героическому экипажу танка Т-28:
— командир танка, он же башенный стрелок — майор Васечкин (имя неизвестно);
— механик-водитель — старший сержант Дмитрий Малько;
— башенный заряжающий — курсант Фёдор Наумов;
— пулемётчик левой башни — курсант Сергей (фамилия неизвестна);
— пулемётчик правой башни — курсант Николай Педан;
— пулемётчик кормового пулемёта — курсант Александр Рачицкий.

Источник: https://polkrf.ru

Жми «Нравится» и получай только лучшие посты в Facebook ↓

Загрузка...
Военная история — Танковый рейд