Битва за Москву — победа ценой в миллион жизней

Как известно, операция по захвату Москвы (кодовое название «Тайфун») начал ась 30 сентября 1941 года. Накануне в беседе с японским послом Гитлер заявил, что Москва падет 12 октября. Геббельс на середину октября подготовил грандиозную программу: победные спецвыпуски газет, парад в Москве, офицерский бал в ЦДКА, награды «Победителям Москвы», в их числе — швейцарские часы «Первым ворвавшимся в Кремль».

Кстати, эти часы, находившиеся в ящиках, обнаруженных в подвалах рейхсканцелярии 30 апреля 1945 года, достались воинам 150-й дивизии генерала Шатилова, взявшим рейхстаг.

Были ли у фашистов основания рассчитывать на скорую победу? Формально — да. Соотношение сил под Москвой оказалось далеко не в нашу пользу: по состоянию на 30 сентября у гитлеровцев насчитывалось здесь около 2 миллионов штыков, 14 тысяч орудий и минометов, 1700 танков, 1390 самолетов. У нас – 1 миллион 250 тысяч бойцов, 7600 орудий и минометов, 990 танков, 660 самолетов. Но фашисты не учли того, что называется «русский фактор». На отпор врагу поднялись и стар, и млад.

Уже на третий день войны, 24 июня 1941 года, вышло постановление СНК СССР «Об охране предприятий и учреждений и создании истребительных батальонов». В Московской области и Москве к концу лета для ведения борьбы с парашютными десантами и диверсантами противника в прифронтовой полосе были созданы 87 истребительных батальонов общей численностью более 28 тысяч человек.

Через 6 дней после начала войны первые эшелоны молодежи Подмосковья и столицы отправились на строительство оборонительных сооружений под Смоленском, Вязьмой, Брянском. Было сформировано 25 дивизий народного ополчения. Всего к концу года область и столица направили в армию около 500 тысяч бойцов.

24 октября военный совет Московской зоны обороны издал приказ об устройстве на подмосковных рубежах сплошной зоны заграждений. Сотни тысяч жителей Московской области и москвичей круглосуточно работали на строительстве оборонительных рубежей, опоясывающих столицу. Всего в этих работах из числа городского и сельского населения участвовали 460 тысяч человек, из них женщин — 75 процентов.

Их силами было подготовлено: 676 километров противотанковых рвов, 16,5 тысяч окопов для стрелковых отделений, более 27 тысяч огневых точек (пулеметных и артиллерийских), около 4 тысяч дотов и дзотов, установлено 32 тысячи 260 противотанковых ежей, свыше 1,3 тысяч проволочных заграждений и 38 тысяч лесных завалов. Возведен ряд других сооружений.

На территории 17 районов области, оккупированных полностью, и 10 — частично были созданы 5 окружных, 16 районных и 4 городских подпольных комитета партии.

В каждом из захваченных районов сражались по одному-два, а то и три партизанских отряда. Всего же на оккупированной территории Московской области вели борьбу с врагом более 40 партизанских отрядов и около 400 разведывательно-диверсионных групп общей численностью 15 тысяч человек.

12 декабря 1941 года весь мир, затаив дыхание, слушал переданное по всем радиостанциям сообщение Советского Информбюро о провале фашистского плана окружения и взятия столицы СССР – Москвы. «6 декабря 1941 года, — говорилось в нем, — войска нашего Западного фронта, измотав противника в предшествующих боях, перешли в контрнаступление против его ударных фланговых группировок.

В результате начатого наступления обе эти группировки разбиты и поспешно отходят, бросая технику, вооружение и неся огромные потери. С 6 по 10 декабря наши войска захватили 386 танков, 4317 автомашин, свыше 400 орудий и минометов, большое количество другого вооружения и имущества. Уничтожено свыше 30 тысяч солдат и офицеров. Теперь уже несомненно, что хвастливый план захвата Москвы провалился с треском».

Это было первое серьезное поражение, которое понесла фашистская Германия и ее сателлиты во время второй мировой войны. До этого, не получая серьезного сопротивления, они захватили всю Европу, намеревались осуществить молниеносный «блицкриг» по разгрому СССР, но в Подмосковье получили мощнейший зубодробительный удар. 22 января 1942 года Московская область была полностью освобождена от фашистов.

Но на расстоянии примерно 150 километров от Москвы образовался так называемый Ржевско-Вяземский выступ в линии фронта – немецкий плацдарм для возможного повторного наступления на Москву. Именно так его оценивало командование вермахта и политическое руководство рейха. Опорными пунктами плацдарма являлись Ржев на севере и Вязьма на юге.

На территории выступа находились Гжатск (ныне Гагарин) и до весны 1942 года – Юхнов. Не устранив опасности для Москвы, исходящей с этого плацдарма, невозможно было считать Московскую битву завершенной. Формально считается, что именно с 20 апреля 1942 года такая опасность стала минимальной.

В битве под Москвой гитлеровцы потеряли в общей сложности 615 тысяч вояк, 1 300 танков, 2 500 орудий, более 15 тысяч машин и много другой техники. Общие потери советских войск составили 1 805 923 человека, из них безвозвратные – 926 244 человека, а кроме того, 4171 танк, 21 478 орудий и минометов, 983 самолета. Из строя выбыли 7 командующих армиями, из них четверо погибли, трое оказались в плену.

Безвозвратные потери Красной армии только в одной Московской битве на 500 тыс. человек превышают аналогичные потери вооруженных сил США, Великобритании и Франции, вместе взятых ( которые сейчас нагло уверяют о своем главном вкладе в победу над фашизмом), понесенные ими за всю Вторую мировую войну..

В битве под Москвой произошло знаменательнейшее событие: впервые во Второй мировой войне войска Красной Армии остановили, а затем нанесли крупное поражение считавшей себя непобедимой германской армии и, отбросив ее от Москвы на 100-300 км, сняли угрозу советской столице и Московскому промышленному району.

В результате контрнаступления и общего наступления под Москвой полностью были освобождены Тульская, Рязанская и Московская области, многие районы Калининской, Смоленской и Орловской областей.

После битвы под Москвой весь мир понял: СССР непобедим! А фашистские генералы сделали неприятный для себя вывод о «русском факторе». Фельдмаршал Браухич: «Своеобразие страны и своеобразие характера русских придает кампании особую специфику. Первый серьезный противник».

Фельдмаршал фон Рундштедт: «Силы, которые нам противостоят, являются по большей части решительной массой, которая в упорстве ведения войны представляет собой нечто совершенно новое по сравнению с нашими бывшими противниками.

Мы вынуждены признать, что Красная Армия является очень серьезным противником… Русская пехота проявила неслыханное упорство прежде всего в обороне стационарных укрепленных сооружений. Даже в случае падения всех соседних сооружений некоторые ДОТы, призываемые сдаться, держались до последнего человека».

Генерал Гюнтер Блюментрит: «Теперь политическим руководителям Германии важно было понять, что дни блицкрига канули в прошлое. Нам противостояла армия, по своим боевым качествам намного превосходившая все другие армии, с которыми нам когда-либо приходилось встречаться на поле боя».

автор: Сергей Турченко

Источник

Жми «Нравится» и получай только лучшие посты в Facebook ↓

Загрузка...
Битва за Москву — победа ценой в миллион жизней