Музей микроминиатюр «Русский Левша»

В нашем мире, где ценится всё большое — от трансатлантических авиалайнеров до банковских счетов, эти мастера предлагают иной взгляд на вещи. На очень маленькие вещи. Меньше миллиметра. Но очень красивые.

Расположенный недалеко от замка Пражского града, этот необычный музей имеет в своей экспозиции чудеса, невидимые невооруженным глазом.

Первое, что видишь, когда входишь — это микроскопы на столах. Именно они помогают разглядеть и караван верблюдов, бредущий в игольном ушке, и Эйфелеву башню на ноге у комара, и молитву «Отче наш» на человеческом волосе.

Большинство работ здесь выполнено Анатолием Коненко, который, в отличие от Левши, описанного Лесковым, родился не в Туле, а в сибирском Омске.

Коненко когда-то делал инструменты для микрохирургии, но затем обратился к жанру микроминиатюр. Мастера, подобные ему, разрабатывают собственный инструментарий для работы, требующей особой точности.

Над каждым произведением художник трудится долго — от нескольких месяцев до нескольких лет. Работа требует не только вдохновения, но и точной руки — одно неверное движение, и все пойдет насмарку.

Подковать блоху — это очень популярное занятие среди мастеров микроминиатюры

Я продвигаюсь от одного микроскопа к другому, и вот передо мной открывается вид на 35-страничное издание рассказа Чехова «Хамелеон» — книжечку размером 0.9×0.9 мм. (Размер букв в этой книжечке — 0,07 мм — Прим. переводчика.) «Хамелеон» — одна из 200 микрокниг, созданных Анатолием Коненко.

Я с изумлением смотрю на портрет Чехова на маковом зернышке и на изображение Джона Леннона на крошечном осколке бивня мамонта. И вот под очередным микроскопом мне открывается заглавный экспонат — блоха с золотыми подковами.

За несколько недель до этого, будучи в Санкт-Петербурге, я видела плакат с изображением такой же блохи.

Поскольку я не понимаю по-русски, теперь я поначалу подумала, что это пражский музей привозил свою выставку с работами Коненко в Россию. Кто же еще занимается странным делом обувания блох?

Но вскоре я понимаю, что неправа: подковать блоху — это очень популярное занятие среди мастеров микроминиатюры.

Микроскопы помогают разглядеть и караван верблюдов, бредущий в игольном ушке, и Эйфелеву башню на ноге у комара

Тот плакат, который я видела в Петербурге, видимо, рекламировал собственный музей микроминиатюр «Русский Левша», открытый в 2006 году Международной гильдией мастеров.

Все работы (включая подкованную блоху) там выполнены Владимиром Анискиным из Новосибирска.

Тульский мастер Николай Алдунин (ныне покойный — Прим. переводчика) пошел еще дальше — у его блохи не только золотые подковы, но и золотые седло и уздечка.

В Киеве тоже есть свой музей микроминиатюр — там представлены работы украинского виртуоза Николая Сядристого, среди которых портрет балерины на вишневой косточке, микроскопическая книга стихов Тараса Шевченко, 12 страниц которой сшиты паутиной, и, конечно, собственная версия подкованной блохи.

Почему все мастера микроминиатюр так любят иметь дело с блохами?

Читай продолжение на следующей странице

Жми «Нравится» и получай только лучшие посты в Facebook ↓

Загрузка...
Музей микроминиатюр «Русский Левша»